Нажмите "Enter" для пропуска содержимого

Минобороны требует от военных пенсионеров военные пенсии за 711 лет

Иск Минобороны РФ к военным пенсионерам на общую сумму 597,5 млн руб. рассмотрит Московский гарнизонный военный суд. В прошлом году он признал бывшего главу ВНК в статусе замначальника Генштаба РФ полковника Олега Гузенко и экс-руководителя 853-го военного представительства Минобороны подполковника Евгения Чикина виновными в злоупотреблении должностными полномочиями с причинением тяжких последствий (ч. 3 ст. 285 УК РФ), приговорив обоих к трем годам колонии-поселения, которые заменил на условное наказание с испытательным сроком в два года. Решение было обжаловано в окружном военном суде, но он оставил его в силе.

Следует отметить, что требования почти на 600 млн к действующим, а тем более бывшим сотрудникам военное ведомство ранее никогда не заявляло. Господа Гузенко и Чикин, по данным близких к ним источников, получают сегодня пенсию в размере около 40 тыс. руб. и 35 тыс. руб. соответственно, поэтому, даже если все свои доходы они будут отдавать на погашение ущерба, с родным ведомством офицеры рассчитаются только к окончанию 2730 года. Суд, впрочем, решение по иску еще не вынес.

Оба офицера выступали со стороны заказчика в крупном проекте Минобороны, который инициировал предыдущий министр Анатолий Сердюков.

Посещая в 2011 году Германию, господин Сердюков был приглашен на полигон бундесвера, оборудованный системами лазерной имитации боевых действий. На проходящих там учениях использовались боевая техника и оружие, но выстрелы заменяли световые и лазерные лучи, а реальность бою придавало соответствующее шумовое сопровождение. На каждой боевой машине и на экипировке всех участников учений организаторы установили специальные датчики, регистрирующие попадание лазеров в цели, а компьютеры рассчитывали размер ущерба, нанесенного, к примеру, гранатометчиком танку или наоборот.

Учения, как пояснили министру Сердюкову хозяева, были абсолютно безопасными для личного состава и более дешевыми для бюджета, поскольку не требовали расхода практических выстрелов в ходе учебно-боевых стрельб и позволяли экономить ресурс стволов артиллерии и стрелкового оружия. Все это достаточно впечатлило тогдашнего главу Минобороны, и он решил оборудовать аналогичным образом самый большой в Европе полигон центра боевой подготовки сухопутных войск в Мулино (Нижегородская область).

Исполнителем проекта реконструкции полигона, получившего кодовое название «Бригада “У”», стало принадлежащее Минобороны РФ ОАО «Оборонсервис», а заказчиком был назначен ВНК. В рамках этого проекта Спецстрой должен был возвести на территории Мулино объекты для имитации тактического боя в разных условиях: в лесу, в горах, в городской застройке, в сельской местности. Кроме того, необходимы были казармы для прибывающих на учения (до 1 тыс. человек), командно-штабные пункты, ангары для техники и т. д.

Высокотехнологичное оборудование для полигона решили заказать немецкой компании Rheinmetall Defence Electronics Gmbh, которая демонстрировала свои достижения Анатолию Сердюкову в Дюссельдорфе. С ней министр лично подписал контракт.

Заказанный комплекс средств лазерной имитации стрельбы и поражения (КСЛИСП) являлся высокотехнологичной эксклюзивной разработкой. Реализовать его в случае отказа заказчика от своих обязательств производитель не мог даже с существенным дисконтом, поэтому Rheinmetall потребовал 95-процентную предоплату контракта — €50,3 млн. Минобороны на эти условия согласилось и еще в 2011—2012 годах выплатило большую часть суммы, €37,8 млн «Оборонсервису» для расчетов с немцами.

20 марта 2013 года представители «Оборонсервиса» доложили господам Гузенко и Чикину, занявшим к тому времени соответствующие должности, что КСЛИСП изготовлен, все его компоненты находятся на складе в Дюссельдорфе и готовы к отправке в Россию. Военные чиновники тогда утвердили своими подписями последний транш «Оборонсервису» в размере €12,5 млн (597,5 млн руб. по тогдашнему курсу), а генподрядчик в свою очередь рассчитался с исполнителем. Систему оставалось доставить в Мулино, адаптировать под особенности российской техники, провести ее государственные испытания, а к концу года направить на полигон танковую бригаду для первых лазерных учений.

Однако к лету 2013 года выяснилось, что Спецстрой не успел возвести помещения для хранения оборудования, что было необходимым условием контракта с немцами — оказавшийся «на улице» КСЛИСП сразу лишился бы гарантии. «Оборонсервису» пришлось просить изготовителя системы об отсрочке поставки, а еще через год уже Rheinmetall заявил, что расторгает контракт с российскими партнерами из-за «запретительных действий властей Германии».

Летом 2015 года к помешавшим реконструкции полигона антироссийским санкциям добавились еще и внутрироссийские.

После обрушения казармы учебного центра воздушно-десантных войск в Омске военная прокуратура начала масштабные проверки, выявив, что в Мулино используются построенные, но не введенные в эксплуатацию объекты. В итоге была закрыт весь объект «Бригада “У”».

Устранить нарушения и ввести полигон в действие удалось только в конце 2017 года. Тогда же военные вспомнили про КСЛИСП, все это время пролежавший на немецком складе. В результате начатого разбирательства военное следственное управление СКР по Москве возбудило уголовное дело о должностных злоупотреблениях, фигурантами которого стали господа Гузенко и Чикин. Следствие, а вслед за ним и суды пришли к выводу о том, что, оплачивая «Оборонсервису» последний этап разработки и поставки КСЛИСП, военные «достоверно знали, что работы выполнены не в полном объеме, но обоснованных претензий к исполнителю контракта не предъявили».

Господа Гузенко и Чикин, как было сказано в приговоре, «злоупотребляли должностными полномочиями из иной личной заинтересованности, пытаясь создать у вышестоящего командования видимость достижения результатов в служебной деятельности». «Суд не привел данные, свидетельствующие о том, что полковник Гузенко в результате злоупотреблений получил какие-либо преференции неимущественного характера», — пояснил, в свою очередь, его адвокат Эдуард Гараев.

Осужденные и их защитники все еще надеются доказать, что, подписывая акт, они руководствовались только «интересами службы».

По их версии, они санкционировали перевод денег в полном соответствии с условиями заключенного контракта, а оплата происходила «при участии Минобороны и в аффилированную с ним организацию “Оборонсервис”». Причиной же срыва поставки КСЛИСП, как полагают осужденные, стали не злоупотребления, а форс-мажорные обстоятельства.

Станьте первым комментатором

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *